November 9th, 2007

om

(no subject)

Время укладывать ребенка спать. Соседи врубают на всю мощь очень странную подборочку: "Ласковый май", "Любэ" и Кобзона. Розы мерзнут, батяня комбат не прячется за спины ребят и что-то весьма  маршевое от мэтра эстрады. Я с трудом пытаюсь представить себе образ этого таинственного слушателя - кто-то брутальный, но с нежным, чутким сердцем?  Может и по морде дать, и пожалеть несчастные белые розы?  К счастью, музыка затихает. 
Засыпает ребенок. Что само по себе чудо. В последнее время для нас дневной сон - большая проблема. Так что передо мной всегда выбор: или пойти подвиг совершить или ребенка спать уложить.
Теперь можно и поработать.
om

Рецензия

Амели Нотомб  «Антихриста»

Нотомб - довольно известное имя в современной литературе, наверняка Вам попадались на глаза романы этой бельгийской писательницы – «Страх и трепет», «Преступление», «Ртуть», «Косметика врага», «Гигиена убийцы». Несколько лет назад я собиралась написать рецензию на ее «Метафизику труб», тогда этот роман меня очень впечатлил:  взгляд на мир трехлетней девочки, для которой разворачивающаяся жизнь – череда по-настоящему необычных, ярких открытий. Однако мое время заняли другие книги, а «Метафизика» была рекомендована друзьям.

Collapse )

 

om

Майкл Каннингем о Вирджинии Вульф (роман "Часы")

"Она допивает кофе, ставит чашку на стол, потягивается. Это совершенно особый
момент: не сама работа, а настройка, приготовление к работе. Возможности
безграничны, впереди - целые часы. Сознание улавливает некий бессловесный гул.
Этим утром, просеяв грязь и песок, она, может быть, доберется до золота. Она
чувствует присутствие в себе чего-то неопределимого, как бы себя внутреннюю или,
вернее, себя параллельную, более чистую. Будь она верующей, она бы назвала это
душой. Во всяком случае, это не просто интеллект, или сумма чувств, или даже
жизненный опыт, хотя и связано со всем этим, пронизывает все, как сверкающие
тяжелые струи расплавленного металла. Это та внутренняя сила, которой открыты
живительные тайны мироздания, потому что она соприродна им, и в удачные дни
Вирджиния работает как бы под диктовку этой силы. Писать в таком состоянии -
самое большое счастье, какое ей ведомо, но, увы, это состояние приходит и уходит
без предупреждения. Бывает, что она берет ручку и эта сила буквально ведет ее по
странице; а бывает, что она остается сама с собой, обыкновенной женщиной в
домашнем халате, перед чистым листом бумаги, испуганная и растерянная,
обладающая определенными техническими навыками, но абсолютно не знающая, как и с
чего начать".